По казачьему укладу

Атаман из поселка Калинка Хабаровского района разводит лошадей и мечтает о своей земле.

Кто такие казаки и чем они занимаются? Вопрос не праздный. И если из кинематографа и литературы известно, что во времена царской России они являлись целым сословием с особой социальной функцией, включенным в общую систему государственного устройства страны, то сегодняшний статус казачьих организаций понятен не всем.


Потомок украинских казаков


В Хабаровском крае казачество как общественное движение заявило о себе в конце 80-х годов ХХ века и продолжает развиваться, пытаясь интегрироваться во многие сферы жизни. Энтузиасты возрождают старинный уклад и культурные традиции, насколько это возможно в современных реалиях.


На сегодняшний день в регионе образовано 16 организаций, входящих в реестр Уссурийского войскового казачьего общества, объединяющего под своим знаменем около 500 человек. Один из них – атаман и фермер Валерий Стасенко из села Калинка Хабаровского района, прямой потомок украинских казаков.


– Когда меня спрашивают, с какой части Украины я родом, отвечаю вопросом на вопрос: «Тараса Бульбу» читали?», – говорит он.

Одна из сцен этого произведения Гоголя происходит в Умане. На территории современной Украины этот город входит в состав Черкасской области.


Валерий, так же как и его отец и дед, появился на свет в селе Ризино в 40 км от Умани, история которой неразрывно связана с казачеством. Известно, что во второй половине XVII века город был укрепленным пунктом для защиты от набегов крымских татар. А уже в XIX столетии, после всех метаморфоз, связанных с упразднением казачества и его триумфальным возращением, 1-й Уманский полк стал неотъемлемой частью кубанского войска, в составе которого принял участие в известных военных кампаниях.

О своих казачьих корнях Валерий Стасенко знает не много. В советский период на Украине любой разговор на эту тему пресекался: люди просто боялись. Его дедушка, проживший до 96 лет, говорил ему так: «Я бы тебе рассказал, но нельзя».


Готовь сено летом


В 2004 году, будучи пенсионером МВД, полным сил и желания быть полезным себе и обществу, Валерий Стасенко перебрался в Калинку, где занялся сельским хозяйством.

Начинал с разведения коз. На сегодняшний день его крестьянско-фермерское хозяйство насчитывает 5 коров, 80 голов свиней, включая недавно появившихся поросят, и 10 лошадей. Среди скакунов есть и молодые. Но тех, что взрослые, Валерий всех сам объездил, сделав верховыми.


К лошадям он приучен с детства. Родной дядя был конюхом, и в то время как сверстники занимались привычными для детей делами, он брал в руки поводья и, погоняя запряженную в телегу кобылу, вез в поле воду.


На сегодняшний день его поголовье лошадей – самое крупное в округе. И очевидно, что его содержание – это скорее дополнительная нагрузка на семейный бюджет, чем конкурентное преимущество перед механизированными агрегатами.



– О практической стороне речи нет. Это не бизнес, это – для души, – уточняет Валерий.

Хозяйство Стасенко по своему типу – классический хутор. Расположено на окраине поселения, есть дом, ферма, рядом – искусственный пруд с карасями, а вокруг – участок для выпаса скота. Действительно, ферма окружена полями, но при всем при этом проблема с землей – ключевая.


Имея немаленькое подворье, фермер практически не имеет земли. Примерно гектар находится в аренде. Остальное, чем пользуется Стасенко, – брошенные наделы, когда-то принадлежавшие Сергеевскому совхозу.


Огромный участок, примыкающий к его ферме, имеет один кадастровый номер. И по закону, даже если большая часть не используется муниципалитетом, признать его бесхозным не получится. Расчленять его ради одного фермера, чтобы отдать тому кусок в пользование, тоже никто не будет.


Вообще, принципы выделения участков порою вызывает недоумение. Избирательный подход в вопросах предоставления земли, по мнению местных жителей, все же имеет место.


– Можно, конечно, продолжать работать и в таких условиях. Но говорить о каком бы то ни было расширении уже не приходится. Вкладывать деньги в чужое ни один предприниматель не будет, – объясняет Валерий.


В данный момент все хозяйство они тянут вдвоем с супругой. Сам Валерий по ночам подрабатывает в детском саду сторожем. В животноводстве, как и в других направлениях сельского хозяйства, иногда бывают неудачные периоды. И поэтому, чтобы защитить семейный бюджет от возможных просадок, Валерий регулярно заступает на смену.


Мы идем по полю, на котором пасутся стада лошадей и коров семьи Стасенко. Хозяин объясняет, что сейчас самый острый вопрос – заготовка кормов на зиму. На его поголовье, чтобы пережить зиму, необходимо минимум 100 рулонов сена. Если закупать, то каждый рулон обойдется в 2,5 тыс. рублей, чего семейная экономика не выдержит. Одновременно заниматься разведением скота и заготовкой сена на отдаленных брошенных лугах – трудно, но альтернативы для фермера нет.

В этой ситуации на помощь приходят друзья по казачьему братству.

– Кооперируемся: у кого-то есть трактор, у кого-то пресс или рабочие руки. Все вместе едем на сенокос и делаем все в относительно сжатые сроки. Без взаимопомощи в этой ситуации никак, – поясняет Валерий.



В поселке не забалуешь


Пять лет назад Валерий Стасенко решил организовать в Калинке казачество. Найти единомышленников труда не составило. Всего на сегодняшний день в поселке насчитывается порядка 30 казаков. Реестровых и так называемых вольных.


– Решили сделать все как положено, оформили некоммерческую организацию, – рассказывает атаман. – Но в связи с недостатком свободного времени нам тяжело было заниматься отчетной деятельностью. Поэтому впоследствии НКО мы упразднили, а сами вступили в городскую организацию и стали реестровыми казаками Уссурийского общества.


Кстати, быть реестровыми согласились не все, объяснив тем, что это противоречит принципам вольницы.

Однако мужики на этой почве не рассорились, а продолжили делать одно общее дело.

Вместе помогают органам местной власти в поддержании правопорядка, учувствуют в мероприятиях патриотического толка. В планах – создание добровольной народной дружины.


Основной костяк – военнослужащие запаса. Но в последнее время, что отрадно, в ряды казаков вступает молодежь. Интересуюсь, почему так повсеместно сложилось, что основа казачества – это бывшие силовики.


– За годы службы люди привыкают к дисциплине и порядку и с выходом на пенсию не хотят оставаться не у дел, – считает Валерий Стасенко. – Казачьи организации – хорошая альтернатива, там единомышленники могут стать полезными обществу и стране. И это не просто клуб по интересам, как принято считать. Наша идеология простая: оказывать поддержку друг другу, заниматься патриотическим воспитанием молодежи, помогать органам правопорядка поддерживать безопасность.


Как казаки могут объединиться и дать отпор, мой собеседник рассказал на двух примерах. Пару лет назад была ситуация, когда контрактники с военного аэродрома, расположенного в границах села, стали докучать местным жителям своими выходками. Просьбы в адрес командования обратить внимание на поведение военнослужащих эффекта не возымели. Тогда казаки, не имеющие каких-либо властных рычагов, просто перекрыли военным дорогу, заставив офицеров принять меры. После этого беспредел прекратился.



Серьезный разговор случился с представителями местного криминалитета, которым объяснили, что с их бесчинствами мириться никто не будет.

Им быстро дали понять, что в поселке есть казаки и они всегда смогут организоваться и постоять за себя и своих близких.

Вопреки всем трудностям, казачий атаман с оптимизмом смотрит в будущее, верит в себя, свою семью и друзей по казачьему братству. Помимо материальных хлопот, в основу своего существования Стасенко ставит работу с подрастающим поколением. Казаки уже взяли шефство над одним из детских домов, чтобы на хутор могли приезжать дети. Тут их напоят настоящим парным молоком и покатают на лошадях. Не просто же так их разводит Валерий Стасенко.

Алексей МАРТЫНОВ



Просмотров: 5

Недавние посты

Смотреть все