Не пошел на сделку с врагом

Спасатель челюскинцев летчик Пивенштейн не был предателем.


Наша читательница из Варшавы Ванда Цуркан пишет: «Три года искала архивы, чтобы подтвердить, написанное моим отцом – Юрием Цурканом – в книге «Последний круг ада»* о казни Пивенштейна. Расскажите о нем в Хабаровске, у вас он писал книги** о спасении челюскинцев, у вас служил до войны...» А кто такие Цуркан и Пивенштейн?


Предыстория


Юрий Цуркан – боевой летчик-фронтовик, кавалер ордена Красной Звезды. Осенью 1941-го его самолет был сбит огнем зенитной артиллерии противника. Цуркан спасся на парашюте и попал в плен. Освободили его из лагеря военнопленных в 1945-м. Через несколько лет он написал книгу о лагерных буднях, о жестокости эсэсовцев и о стойкости узников.




Обладавший исключительной памятью, Юрий Цуркан в своей книге сообщает о сотнях людей, с которыми ему довелось встретиться в немецких лагерях. И вот там он рассказывает о своем коллеге – летчике Борисе Пивенштейне, служившем на Дальнем Востоке в ВВС ОКДВА вместе с Николаем Каманиным – будущим Героем Советского Союза. Вместе они спасали в 34-м челюскинцев.


В 1943 году самолет гвардии подполковника Пивенштейна сбили фашисты, он попал в немецкий плен. И о нем забыли.

А потом появилась информация, что он стал предателем, стал работать на вермахт (по одной из версий, одним из активных сотрудников пункта обработки разведданных «Восток» штаба люфтваффе – ВВС вермахта), после войны уехал в США (по другим данным, в Израиль) и работал на ЦРУ, руководил угонами новейших самолетов с территории СССР, с Дальнего Востока (МиГ-15 в 1953-м). Так что же произошло на самом деле с Пивенштейном?


Сразу подчеркнем, что наш рассказ будет основан не только на письмах Ванды Цуркан и воспоминаниях ее отца-фронтовика, но и на официальном заявлении Главной военной прокуратуры РФ.


Документы


Итак, Ванда Цуркан (сама родом из Одессы, сейчас живет в Варшаве и Москве, кандидат экономических наук) написала заявление в военную прокуратуру с просьбой о реабилитации Бориса Абрамовича Пивенштейна.



В заявлении 57 страниц, среди которых 17 страниц текста, остальное – найденные документы, в том числе оригинальный документ за подписью начальника 2-го отдела гестапо концлагеря Штуттгоф (оперативная группа «Тильзит») – список прибывших в лагерь Штуттгоф (Польша) из гестапо в Кенигсберге и показания отца в КГБ от 1967 года, подтверждающие написанное им в книге. И приложила к заявлению саму книгу!


Вот что нам было известно. В конце 1940-х годов МГБ СССР открыло уголовное дело №СП-0013/52 по обвинению летчика Бориса Пивенштейна в коллаборационизме. 4 апреля 1952 года Военная коллегия Верховного Суда СССР заочно осудила его по ст. 58-1б (Измена Родины) и ст. 58-6 (Шпионаж) УК РСФСР и приговорила к расстрелу (заочно) с конфискацией имущества и лишением воинского звания, после чего его семья была выслана из Москвы.


«Пивенштейн, мой отец и его товарищи по плену были патриотами. Не того «замеса» они были, чтобы стать предателями, – рассказывает Ванда Цуркан.

– Если читать книгу отца, то там цитируется документ гестапо «Тильзита», который доказывает патриотизм наших молодых офицеров. Никто не верил, что я нашла этот весь документ, в котором немцы писали в 1943 году: «Цуркан верит в победу Сталина и подлежит перевоспитанию в концлагере...» Я нашла много документов в архивах, доказывающих, что дело Пивенштейна было сфабриковано. Никто не знал, что Пивенштейн был передан в гестапо и доставлен в концлагерь. Наша семья знала, где его повесили. Отправили запрос и получили ответ, подтверждающий, что рассказывал и написал в книге отец».


В доступных исследователям документах американских и немецких спецслужб не обнаружено ни одного подтверждения, что Борис Пивенштейн был жив после мая 1944 года.


И продолжает: «Дело в том, что на таких известных людей, как Пивенштейн (повторимся, спасатель челюскинцев, кавалер ордена Красной Звезды – авт.), в политических отделах концлагерей (гестапо) все документы уничтожались. Сохранилась лишь по случайности часть документов комендатуры лагеря. Немцы в январе 1945-го выкинули перед эвакуацией лагеря мешки с документами комендатуры на мусорку – за пределы лагеря. Поляки их нашли и передали американскому Красному Кресту. В 1964 году поляки открыли Мемориал лагеря и американцы вернули документы. Документы по Пивенштейну на сегодняшний день есть только в архиве нацистского концентрационного лагеря Штуттгоф (нем. Stutthof) и доступны на сайте Мемориала в не очень хорошем качестве. Нам предоставили оригиналы документов».


Ванда Цуркан говорит, что все документы советской чрезвычайной комиссии по расследованию преступлений (ЧГК)***, в частности в концлагере Штуттгоф в 1945 году, она тоже использовала в заявлении о реабилитации. Документы официальные. Там записано, что гестапо уничтожило все документы, чтобы скрыть преступления. А вот сами показания свидетелей о секретных казнях и схема территории, на которой была виселицам рядом с крематорием, в протоколах комиссии есть.


Ванда Цуркан пишет: «Отцу сказали в КГБ, что Пивенштейна осудили за то, что он не вернулся на родину после плена. Отец рассказал, как все было, и добавил, что офицер-еврей [Пивенштейн] никогда бы не вышел из концлагеря живым. Об этом я прочитала в письме отца товарищу по плену, которое мне передал в 2017 году его внук. Так я узнала, что главное в приговоре – «невозвращенец»...»

Воспоминания


Как предполагает наша читательница, дело о предательстве Пивенштейна было сфабриковано в период антисемитской кампании. Его «перепутали» с однофамильцем – А.П. Пивенштейном (Piwenstein) (1887–1963), белоэмигрантом, проживавшем в Сан-Франциско (США).



«...Я в Одессе у мамы. Ей 28 ноября исполнилось 103 года. Она помнит, как они с папой искали маму Пивенштейна, когда отец вернулся из плена в октябре 1945-го, – в очередном письме пишет Ванда Цуркан. – После освобождения папа еще полгода проходил проверки в лагерях НКВД по пути в СССР...» Оказалось, что летчик Юрий Цуркан в 1947 году передал семье Пивенштейна и его другу Н.П. Каманину предсмертную просьбу – последние слова:

«Я ничем не запятнал себя!» Но генерал Каманин, получается, не заступился?..


Борис Пивенштейн был повешен гитлеровцами в концлагере Штуттгоф 16 мая 1944 года. Пивенштейн погиб как герой, не пошел на сделку с врагом и не предал Родину.


И вот документ из Главной военной прокуратуры: «Уголовное дело против Бориса Абрамовича Пивенштейна проверено, по заключению от 14 мая 1997 года он реабилитирован во исполнение Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». И подпись: «Старший военный прокурор 4-го отдела 4-го управления Главной военной прокуратуры А.Е. Сожигаев».


«О том, что Пивенштейн был осужден военным трибуналом в 1952 году, знали только его близкие и мой отец. Не найдете ни одного сообщения об этом до 2005 года. А в 2005 году об этом написал ученый из Санкт-Петербурга К.М. Александров (ныне доктор исторических наук), затем – бывший военный прокурор В.Е. Звягинцев. Подхватили на патриотических форумах, – возмущается Ванда Цуркан. – Из ответа прокуратуры я узнала, что все дело – блеф. Никто из разоблачителей не читал дело Пивенштейна. Распространяли информацию, не соответствующую действительности.

Я вмешалась в эту историю неожиданно. Теперь буду добиваться, чтобы документ из гестапо о Пивенштейне был приобщен к его архивному делу на вечном хранении в архиве ФСБ...»


На сайте музея «Дом на набережной» (отдел Музея истории ГУЛАГа) в Москве Б.А. Пивенштейн (1909–1944) числится в списке участников Великой Отечественной войны как погибший. А его вдова – Е.Т. Пивенштейн, работавшая курьером Института истории искусств АН СССР, упомянута на сайте музея в перечне репрессированных.


Константин ПРОНЯКИН


* Цуркан Ю.П. Последний круг ада / литературная обработка М. Ставницера. – Одесса : Маяк, 1967. – 306 с.

Цуркан Ю.П. Последний круг ада. – М., 2017. – 351 с.


** Пивенштейн Б.А. Гора Дионисия закрыта. – М. : Молодая гвардия, 1935. – 110 с.

Пивенштейн Б.А. Путь в Уэллен. – Хабаровск : Дальгиз, 1936. – 206 с.


*** Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК) – государственная комиссия СССР в годы Великой Отечественной войны. Комиссия была образована указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года. Акты и сообщения ЧГК стали одним из важнейших доказательств обвинения в Нюрнберге. Председатель комиссии – секретарь ВЦСПС Н.М. Шверник.

Просмотров: 7

Недавние посты

Смотреть все