Любовь и Дед Мороз

Будни и праздники семьи, в которой муж и жена – офицеры МВД.



У Владика и Леры Михалевых – неизменный Дед Мороз. Правда, старший брат, который пошел в первый класс, подозревает, что белобородый весельчак в новогоднем одеянии – это папа. Он же – капитан полиции Иван Михалев.


– Наши дети и дети наших друзей привыкли к знакомому Деду Морозу и его большому мешку с подарками, – улыбается супруга Ивана, закупавшая экипировку зимнего персонажа, она же – майор юстиции Любовь Михалева.


В тулупах и валенках


Они познакомились, когда учились в Дальневосточном юридическом институте МВД. Иван – на оперативника, Любовь – на следователя.


– Обычно на Новый год я уезжала к родителям в Амурскую область. А тут не стала брать билет на поезд – готовила салаты с девочками для компании, в которую приглашались парами, – признается она в смятении чувств, отринувшем девичьи привязанности накануне 2012 года.


В Хабаровск она приехала из поселка Талакан – того самого, где построена Бурейская гидроэлектростанция. Мама преподавала алгебру в старших классах и была директором школы. Папа – начальник отдела милиции. Дочь пошла по стопам отца…


Иван вырос в Комсомольске и рванул в институт МВД на пару с приятелем, но тому отказала медкомиссия.


– Факультет оперативников с 31 декабря на 1 января дежурил на главной площади Хабаровска. В тулупах, ушанках, валенках, потому что морозы тогда были немаленькие, – вспоминает Иван перипетии десятилетней давности, с уточнением, что для усиления правопорядка факультет следователей не привлекался.


Люба с сокурсницей появились на площади им. В.И. Ленина, чтобы поддержать своих мальчиков. Возвращались парами к салатам и шампанскому на съемной квартире у 19-й школы в третьем часу ночи…


На пятом курсе Иван и Любовь поженились. Глава семейства распределился в родной Комсомольск. Туда, как ниточка за иголочкой, последовала вторая половинка, ожидавшая первенца.


Иван закрыл вакансию участкового в Привокзальном микрорайоне. В свободное от службы время помогал супруге-следователю разыскивать на другом конце города недоросля – фигуранта уголовного дела.


– На тот момент ему было 16 лет. Украл у приятеля сотовый телефон и не пришел в назначенное время в отдел полиции для подписания документов. Я как сайгак носилась за ним по Дземгам, – не без иронии замечает Любовь, хотя тогда ей было не до шуток: расследования уголовных дел должны завершаться в срок.


В декретный отпуск она отправилась 10 ноября, в День сотрудника МВД.


Аналитика за ужином


Владик и Лера – погодки. Когда дочке исполнилось полтора года, Любовь вернулась на службу. Правда, было это уже в Хабаровске, куда перебрались Михалевы. Иван перевелся на должность участкового, работал в «шестерке» – отделе полиции №6, что наискосок от Памятника партизанам в Железнодорожном районе.


– Я понимала, что возвращаться в профессию через три года непросто. В общем, мы с мужем решили детей отправить на полгода к моим родителям, – не скрывает Любовь.


Когда Владик и Лера приехали из Талакана, выяснилось, что это другие дети. Бабушка и дедушка в них души не чаяли, многое позволяли. На службе дела обстояли следующим образом: участковые и следователи размещались в одном здании, но работы было столько, что супруги почти не встречались. Как-то дежурный по отделу набрал телефон следствия и поинтересовался у Любови отчеством детей. «Ивановичи», – ответила она. «Так Иван не однофамилец, а муж?!» – прозвучало с нескрываемым удивлением.

Они советовались друг с другом по расследуемым делам, но порой аналитика за ужином обрывалась на высокой ноте. Участковый и следователь по-разному воспринимали нюансы правоохранительной практики. Она же поражала не столько уголовно наказуемыми деяниями, сколько индивидуумами, их совершавшими.


– Работали по вызову с Краснодарской, 23д. Там со склада вывезли имущество, – рассказывает Иван. – Мы с коллегой дождались потерпевшего, опросили свидетелей. Один из них показал, какая машина приезжала, кто находился за рулем и загружал, где найти это лицо. Доставили в отдел, но пришлось отпустить: гражданин категорически отказывался признать вину устно и письменно…


На следующий день владелец утраченного имущества предъявил запись с видеокамер. Посмотрев ее, Михалев с напарницей переглянулись: «Это же вчерашний отказник!..»


Приговор как спасение


Чем объяснить утрату ответственности за совершенное? Вранье вместо того, чтобы сказать правду?.. Об этом участковый и следователь размышляли вечером на кухне, и обоим было жалко людей, не способных на раскаяние.


– Я расследовала дело о мошенничестве, фигурант которого был поразительно грамотным и привлекательным. При этом обманывал всех, включая знакомых, – говорит Михалева.


После дачи показаний в кабинете следователя он вышел из отдела полиции, на парковке которого стояла его машина. Там новоявленного Остапа Бендера дожидались воротилы криминального бизнеса. Как выяснилось, он им тоже втирал очки. Далее события развивались как в сериалах 90-х годов. Ангар на окраине, выбивание долга… Хоть отцу позвонить разрешили.


– Тот сразу обратился в уголовный розыск. И наши оперативники спасли жизнь отъявленному жулику, – продолжает Михалева, которая довела расследование, содержавшее девять эпизодов мошенничества, до суда, в котором суровый приговор для осужденного стал спасением от расправы.


Профессиональные качества супружеской четы обеспечили продвижение по службе. Сегодня Иван Михалев – заместитель начальника отдела участковых уполномоченных и инспекторов по делам несовершеннолетних, там же, в 6-м отделе. Любовь Михалева из «шестерки» переведена в следственное управление УМВД по Хабаровску, в группу процессуального контроля.


Не секрет, что браки коллег недолговечны. Как Михалевым удается сохранить семью?


– Главное – понимание друг друга, – убежден Иван. – И взаимная любовь…


– Я поддерживаю его по службе, он поддерживает меня. Наши дети родились в любви, и мы стараемся окружить их любовью, как бы ни складывалась служба, – высказывается хранительница очага.


Вместе, дружно


Новый год, предшествующие ему и следующие за ним дни – самое что ни на есть горячее время для полиции.


– Бытовуха! – этим восклицанием характеризует Иван конфликты между соседями, когда кто-то начинает праздновать днем, а кому-то хочется выспаться перед застольем. Тот же разнобой мнений относительно фейерверков, полуночных гуляний во дворе. Как результат обострения – кипа поступающих в дежурную часть материалов, работа над которыми начинается сразу после праздника, включая выезды на места происшествий.


У следствия своя специфика: конец года – это завершение расследований уголовных дел, которые следует доставить в суд, предварительно утвердив обвинительные заключения в прокуратуре. На улицах нескончаемые пробки: хабаровчане устремляются за подарками и продуктами. Был случай, когда к доставке дел пришлось подключать ГИБДД и экипаж включал сирену, чтобы обеспечить проезд… Или другая, можно сказать, слезная история. Следователь на личном авто взялась отвести дела по назначению, и на полпути у нее колесо лопнуло.


Что желают себе Иван и Любовь в наступающем году?


– Прежде всего здоровья, – отвечает капитан полиции Михалев. – Мы с супругой привились, но ведь коронавирус и привитых коснулся…


– Хочется впечатляющего путешествия в отпускные дни, – с вдохновением произносит майор юстиции Михалева. – В Приморье мы выезжаем, а вот бы куда подальше, вместе, дружно!..


– Это намек? – спрашивает Иван.


– Давай мечту воплотим в реальность! – предлагает Любовь решительно и бесповоротно.


Михаил Карпач

Просмотров: 5

Недавние посты

Смотреть все