Книга – это не платье

Как две хабаровчанки создали книжную экосистему и научили читать по-своему.


Когда книгоманам Анастасии Трендберг и Светлане Костылевой захотелось найти единомышленников – они основали книжный клуб. Как только им понадобился книжный магазин – они сами же его и открыли. Так появилась «Ремарк'а».


В нужное время у каждой из подруг нашлись такие качества, как нетривиальный взгляд на мир, феноменальная трудоспособность и умение брать на себя повышенные риски. Дивидендами стали успех и признание – в деле, в котором испокон веков задавали тренды маститые писатели, филологи и… сарафанное радио.


«Мы создали личный бренд и у любителей литературы сложилась четкая ассоциация: хорошие книги у Насти и Светы», – утверждают девушки.


«Приамурские ведомости» уже не раз писали, что Интернет в умелых руках способен творить чудеса. Что стоит за успехом двух подруг и легко ли заработать первый миллион рублей на книгах – в нашем материале.


– Глядя на вас, первое, о чем думаешь: кто старше в иерархии фирмы?

Анастасия: Когда мы решили работать в правовом поле, то Светлана – по образованию юрист – знала, что в таком типе организаций, как общество с ограниченной ответственностью, вполне могут быть два директора с равными полномочиями. Удобно, когда нет нужды утруждать себя распределением обязанностей. Бывает забавно: когда контрагентам отправляешь карточку с реквизитами организации, они часто уточняют, чью фамилию ставить под документом. В ответ получают: «Кто вам больше нравится, того и ставьте».

Светлана: Восхищаюсь коллегами, которые ведут бизнес в одиночку. Вдвоем проще: кто посвободнее, тот и возьмет на себя ключевое решение.



– Ваши должностные обязанности ограничиваются только руководящими функциями или вы без вопросов можете встать за прилавок, сделать еще какую-то работу?

С.: Чем выше степень твоей вовлеченности, тем лучше ты знаешь и понимаешь текущие бизнес-процессы. Отсюда вывод: если функции генерального директора (при условии, что он собственник) ограничиваются только прописанными в уставе обязанностями, то он не генеральный директор. И наоборот – если ты не гнушаешься уборкой или поливкой цветов, можешь встать за прилавок, с клиентами пообщаться, утешить коллегу…


– Когда вы в последний раз делали что-то из перечисленного?

С.: Вчера утешали, сегодня полы мыли. На самом деле, если считать, что генеральный директор – это тот, кто подписывает приказы и принимает стратегические решения, то мы, наверное, вообще не генеральные директора.


– В книжный бизнес вы пришли благодаря блогу в Интернете?

А.: В 2015 году завели страничку в «Инстаграме» – до того, как книжные блоги стали мейнстримом. Постепенно в соцсетях обрастали подписчиками. Но тогда мы еще не понимали, какой потенциал есть у «Инстаграма», и, сами того не ведая, нарабатывали клиентскую базу.

Но началом всего можно считать книжный клуб и встречи с единомышленниками. Раз в месяц мы собирались в помещении, любезно предоставленном нашими друзьями. Входной билет стоил 200 рублей. Мы покупали чай, печенья. Люди приходили после работы, и мы по очереди делились тем, что каждый из нас прочитал за последнее время, обсуждали какие-то околокнижные темы. Но почему-то тогда все рассуждения заканчивались произведениями о Гарри Поттере.


– Вы когда-нибудь думали, каким мог быть ваш магазин, если бы не социальные сети, и появился ли бы он вообще?

А.: Никогда. Но скажу, что любовь к чтению, к книгам появились задолго до социальных сетей. По опыту других крафтовых магазинов – вне зависимости от того, чем они занимаются, – могу утверждать, что те прекрасно жили и до эпохи «Инстаграма». Они и сейчас прочно удерживают свои позиции. У людей есть потребность в предприятиях, подобных нашему: маленьких, уютных, где ты знаешь хозяина, а хозяин знает тебя.

С.: Социальные сети – это конкурент книги как таковой. Потому что людям, вместо того чтобы прочитать какое-то произведение, как это было раньше, проще открыть смартфон, полистать ленту сообщений и так удовлетворить свою потребность в чтении, которая у многих, несмотря на цифровизацию, никуда не делась.



– В моем детстве книги были не только дефицитом, но и частым презентом на день рождения. А выражение «Книга – лучший подарок» было чуть ли не советским мемом. Хотелось бы услышать ваше мнение о книге как о подарке?

А.: Реальность такова: в подарок книги покупают не реже, чем для себя. Отличие нашего книжного от большинства других в том, что мы действительно можем посоветовать, если клиент этого захочет. Но всегда предупредим, когда рисковать не стоит. Если полной уверенности нет, то лучше приобрести подарочный сертификат. Все-таки человек должен сам прийти и найти свою книгу.

С.: По нашим наблюдениям, перед 23 февраля покупок книг гораздо больше, чем перед 8 марта. Женщинам книги не дарят, а вот мужчинам – очень даже часто.


– Какие книги самые дорогие на сегодня?

А.: Бизнес-издания и литература по саморазвитию. Недалеко ушли популярные российские авторы: они дороже зарубежных. От издательства «АСТ» Елены Шубиной произведения востребованного Евгения Водолазкина с каждым разом получаем по ценам дороже прежних.


– Есть ли у вашего магазина какая-то особенность, которую вы считаете своим конкурентным преимуществом?

А.: Учитывая небольшую площадь магазина, мы не можем себе позволить держать книжный ширпотреб. Неликвида, который продавался бы годами у нас тоже не бывает, впрочем, как и распродаж. Несмотря на это, покупатели, ищущие у нас контурные карты или рабочую тетрадь по геометрии, нет-нет да заходят.


– Ваше отношение к беллетристике? Донцовой по-прежнему у вас на полках не встретишь?

А.: Нет, но мы ее читали, признаемся. Издания, которые в нашем представлении не соответствуют понятию «хорошая книга», на стеллажах «Ремарк'и» тоже встречаются. К примеру, бразильский прозаик Коэльо. Или есть такой популярный автор – Михаил Лобковский, психолог, написавший «Хочу и буду», ставшую в 2018 году хитом. Тогда мы продавали по сотне экземпляров в неделю и по этому поводу даже шутили, что у нас это «магазинообразующая книга».

Такая же история была со стендапершей Натальей Красновой, написавшей без претензии на интеллектуальное содержание «Бывшие». Эти продажи помогали нам закупать менее ходовые, но более качественные по содержанию произведения. Как ни крути, но это бизнес: нужно платить зарплату, аренду, налоги. Поэтому чем-то иногда приходится поступаться.


– Вы возьмете на работу продавцом человека нечитающего?

С.: Зачем?


– Допустим, он хороший продажник.

С.: Сложность работы в нашей сфере состоит в том, что книга – это не платье, которое можно приложить к женщине и сказать: «Вам оно так идет!» В литературе выходит много новинок, в них нужно хорошо ориентироваться. Это можно делать одним способом – много читать.

С соискателем проводим собеседование, тестируем, просим предложить книгу, которую он читал. Иногда промахивались. Когда у консультанта цель – продать, а не помочь выбрать, клиенты это чувствуют. Им это не нравится, они привыкли к другому и могут в другой раз не прийти.


– Из торгового центра вы переехали в историческую часть города. Почему?

А.: Улица Муравьева-Амурского идеально подходит к формату крафтового магазина. Сюда приходят свои клиенты, которым не нужно объяснять, что это за книга. И не надо выслушивать: «А что, до сих пор читают?», «Да вы скоро загнетесь!» и т.д.


– Говорят о ваших баснословных доходах. Кому-то даже может показаться, что это высокомаржинальный бизнес.

С.: Могу показать свою разбитую машину, которую все еще не отремонтировала.

2 декабря будет четырехлетие «Ремарк'и». И все заработанное всегда реинвестировалось. Периоды были разные. В первый год работы магазина мы окупили вложенный 1 млн рублей. В финансовом смысле это было золотое время.

Но случались и неуспешные проекты, за которые приходится расплачиваться до сих пор. Обязательства по кредитам нас многому научили. Мы наконец поняли, что в бизнес не нужно играть – им нужно заниматься.

Добавлю: наш проект – это не про деньги, мерседесы и Мальдивы.


– Про литературные вкусы хабаровчан можно что-то отдельно сказать?

А.: Самая продаваемая книга в России с не совсем литературным названием, синонимом которому будет «не бойся» или «не переживай», была написана американской блогершей Джен Синсеро. У нас она тоже очень популярна. Говорит ли это что-то о вкусах хабаровчан? Считаю, что нет.


– Бестселлер 2021 года, по версии вашего магазина?

А.: Гузель Яхина «Эшелон на Самарканд».


– Есть такая категория людей, которые не могут приучить себя к чтению, но очень хотели бы начать. Чтобы бы вы им посоветовали?

С.: В этом деле, как и при формировании любой привычки, важна регулярность. Поэтому здесь, как ни в чем другом, идеально подходит искусство маленьких шагов. Начинать с небольших и легких рассказов. Того же Цыпкина. И читать по одному произведению в день.

А.: Важно найти ту самую книгу, иначе может ничего не получиться.



– Назовите три произведения: самое любимое, то, которое читаете в данный момент, и то, которое хотели бы прочитать, но по каким-то причинам пока не смогли.

А.: Элена Ферранте «Моя гениальная подруга», Кристофер Джон Сэнсом «Горбун лорда Кромвеля» и Айн Рэнд «Источник».

С.: Делия Оуэнс «Там, где раки поют», Дайна Джеффрис «Жена чайного плантатора» и «Тихий Дон» Михаила Шолохова.


– В сентябре вы побывали в составе молодежной делегации от Хабаровского края на Восточном экономическом форуме, проходившем во Владивостоке. Какие остались впечатления о мероприятии?

А.: Нас выбрали как молодых предпринимателей, и это очень приятно. Знакомство и общение с российской бизнес-элитой, конечно, мотивируют.

На мероприятиях для молодежи мы узнали про множество программ государственной поддержки, после чего не у нас одних возник вопрос: «Почему о них так мало знают те, для кого они предназначены?» В этом, конечно, чувствуется дистанция между государством и предпринимателями.


– Вы организуете мероприятия, которые можно отнести к светским. Для вас это обязательный элемент для продвижения бизнеса или желание сделать жизнь в провинциальном городе интереснее, найти единомышленников?

А.: Мы большие эгоистки и все проекты делаем прежде всего для себя. Хотели общаться с единомышленниками – сделали книжный клуб, понадобился классный книжный магазин – сами же его и открыли. Женский бизнес-клуб с завтраками и конференциями возник также – из-за потребности общаться с людьми из своей среды, поскольку проблемы, как правило, у всех схожи.

С.: Мы знаем: есть Союз деловых женщин России, организация «Опора России» с женским комитетом. Но все это из разряда далекого и большинству непонятного. А для тех, у кого маникюрный салон, магазинчик или кондитерская, никаких объединений не было. Поэтому пришлось создать свой бизнес-клуб Girl2Girl. Потому что мы верим: женщина женщине – сестра, а не змея подколодная. Мы правда так думаем!


– Вы считаете себя частью хабаровской богемы?

А.: Очень непросто причислять себя к богеме, когда ты сам разгружаешь коробки с книгами. Скорее, мы часть медийной тусовки.

С.: Нет, не считаем. Считают ли нас? Возможно. Мы не против – если в это понятие вкладывают положительный смысл.


– Вы сотрудничаете с местными писателями?

С.: Дважды пробовали, но ни одна из сторон не осталась довольной друг другом.

К нам обращаются – мы идем навстречу. Но практически сразу же встает вопрос о финансовых расчетах, которые с физлицом невозможны. Нам предлагают реализовать продукцию через черную кассу, но мы так не работаем. Проблема местных писателей в том, что они в одном лице авторы, распространители, художники и литературные агенты.

А.: Наш проект не про деньги. Но и благотворительностью мы заниматься тоже не можем.


– В каком случае произведение хабаровского автора может появиться на полках вашего магазина?

А.: Во Владивостоке живет и работает писатель Василий Арченко. Он печатается в книжном издательстве «АСТ», которое прислало нам его книги. Мы их выставили на продажу. На данный момент остался один экземпляр. Пока для себя видим только такую форму работы.


– Как вы оцениваете перспективы отечественного книгоиздания?

А.: Оно растет и чувствует себя хорошо. На сегодняшний день в России в книжном бизнесе доля бумажных книг – 50%. На электронные приходится 30%. Еще 10–15% – это аудиокниги. И это направление, кстати, уже давно не развивается. Цифровые издания продолжают замещать аналоговые. Но рассчитывать на скорый конец последних не стоит.

С.: Приятно осознавать, что бумажные издания покупают не только ради получения знаний, информации или эмоций. Для многих полистать страницы – это целый ритуал, с которым они не собираются расставаться. В том числе и благодаря этому книги, впрочем, как и специализированные магазины, будут жить долго.


Спрашивал Алексей МАРТЫНОВ,

фото из личного архива Анастасии Трендберг и Светланы Костылевой

10 просмотров

Недавние посты

Смотреть все