Кавказская начиналась с чайна-тауна

На этой улице еще можно найти остатки китайской кумирни и немецкого холодильника.

Сегодняшними символами улицы Кавказской считаются расположенные там гостиница и элитный жилой комплекс. Между тем на этой улице сохранилось еще немало интересных мест, которые корреспонденту «ПВ» показал краевед Анатолий Жуков.


Китайские кварталы


Первыми жителями современной Кавказской, да и, пожалуй, части Хабаровска, можно считать китайцев (на самом деле это были маньчжуры, до 1872 года для китайцев существовал запрет на проживание вне пределов Великой китайской стены. – Ред.). Когда в середине XIX века у правителей России дошли руки до освоения Приамурья, то на месте расположения современного Хабаровска первые переселенцы, которыми, как известно, были казаки, наряду с коренными народами обнаружили китайцев.


В первые несколько десятилетий чужаков особо не трогали. Напротив, нахождение здесь представителей соседней страны власти старались как-то систематизировать. С годами численность хабаровского чайна-тауна только росла. Есть все основания полагать, что тут не обошлось без влияния самого авторитетного китайского купца Николая Тифонтая (настоящее имя – Цзи Фэнтай), впоследствии получившего российское подданство.


Общеизвестный факт: в 1887 году на его средства была возведена каменная кумирня (буддийская молельня), в которой стояли привезенные из соседней страны статуи Будды и Конфуция. Что удивительно, здание сохранилось до наших дней, правда, полностью утратив первоначальный вид.


Зайдя на территорию промышленной базы по улице Кавказской, 35, и пройдя внутрь примерно 50 метров, в самом конце, слева, увидите заштукатуренное здание, нелепо покрашенное с одной стороны в синий цвет, а с другой – в белый.

На вид обычная бетонная коробка, в которой уже никак не признать старейшего культового сооружения города.

Сопровождавший корреспондента «Приамурских ведомостей» краевед Анатолий Жуков уверен, что если провести исследование материала стен, то обнаружатся остатки кладки тифонтаевской молельни.


Есть мнение, что если кумирню восстановить, то объект культа однозначно вызовет немалый интерес у жителей Поднебесной, который положительно повлияет на развитие въездного туризма.


Всё, что осталось от тифонтаевской кумирни


Кстати, в те годы китайская слобода в районе Кавказской была не единственной. Рядом располагалась еще одна и называлась лихойдовской – по имени крупного землевладельца Константина Лихойдова, сдававшего эти земли в аренду китайцам. Обе резервации по тем временам были достаточно большими по площади и вместе простирались от берега Амура до границ Ленина – Запарина.


Город активно развивался, и, конечно, стихийная застройка и вопиющая антисанитария на самых интересных с коммерческой точки зрения землях не могли продолжаться вечно. По причине большого количества жалоб в 1897 году городская дума приняла решение о переносе этнических кварталов на место бывших казарм Восточно-Сибирского линейного батальона. Сейчас этот район называется Казачьей горой.


Граф-купец


На территории этой же промышленной базы по улице Кавказской находится еще одни памятник дореволюционной архитектуры, к радости краеведов, сохранившийся до наших дней практически в первозданном виде. История его появления следующая.

Накануне Первой мировой войны рыбопромышленность Дальнего Востока ощутила на себе приток иностранного капитала. В 1912 году в Хабаровске с помощью германской ассоциации капиталистов в лице австрийского графа Ф.О. Рессегье образовалось Товарищество рефрижераторов Хабаровска, Николаевска и Харбина.


В 1913 году на Кавказской был построен холодильник на четыре камеры с морозилкой на 35 тыс. пудов и хранилищем на 40 тысяч пудов. Все техническое оборудование было завезено из Германии.


Наследство австрийского графа – рефрижератор Рессегье



В следующем году состоялось открытие, а Рессегье принял российское подданство, получив звание купца 2-й гильдии. Но бизнес у него не пошел, и уже в следующем году все имущество перешло во владение другого австрийца – Чарльза Реджинальда Беркиля, имя которого какое-то время красовалось на фасаде рефрижератора. Этот факт подтверждает дошедшая до наших дней фотография.


Объект был муниципализирован в 1922 году. Через пять лет при холодильнике открылась колбасная фабрика, цеха которой простояли там вплоть до 1939 года, после чего на базе существующих мощностей был запущен рыбокоптильный завод.


Напротив гостиницы «Сопка» стоит дом, в котором проживал генерал Андрей Сперанский, дослужившийся до начальника штаба Приамурского военного округа. В Хабаровске, куда он был направлен по службе практически сразу после окончания училища, Сперанский находился с 1890 года. Перестроенный до неузнаваемости, особняк в настоящее время отдан под радиоузел Амурского речного пароходства.

Рядом с домом есть тропинка, ведущая вниз к Амуру.

Если решите спуститься, то попадете на небольшой подтопленный пляж. По левую сторону от него находится старинное здание на высоком фундаменте, в котором сейчас размещается одна из служб Горводоканала. На огражденной забором территории, если внимательно присмотритесь, увидите вход в городской туннель, по которому можно добраться до площади Славы.

Подобную вылазку краевед Анатолий Жуков совершил много лет назад. По его воспоминаниям, подземный ход был сделан очень добротно, внутри имелись даже своды из кирпича. Пройдя вглубь, исследователь нашел старые матрасы и другое тряпье, которое, скорее всего, принадлежало бездомным. Теперь, судя по всему, вход туда им навсегда заказан.


В стиле модерн


По адресу Кавказская, 22, находится двухэтажный особняк, принадлежавший генералу-фортификатору Дмитрию Языкову.


По сведениям, которые Жукову удалось найти в Государственном архиве Хабаровского края, дом имел следующие характеристики: двухэтажный, каменный, с железной крышей и хорошей отделкой, электричество и водопровод, канализация и центральное отопление.


Дом Языкова сохранился практически

в первозданном виде и не утратил своей красоты


Особняк спроектировал и построил в 1908 году известный хабаровский архитектор Борис Малиновский, благодаря светлой голове которого город имеет целую серию зданий, причисляемых к золотому фонду хабаровской архитектуры.


Малиновский приходился Языкову зятем, женившись на его дочери Марии. Она была художником, и известно, что лепной декор в виде театральных масок и барельеф, присутствующие на фасаде, – это ее работа.

Мария и Борис прожили в этом доме до революции, а в 1930 году навсегда покинули город. С 1929 года здание принадлежало зернотресту, с 1934-го там разместилось управление горводопровода. Данная организация, но уже под другой вывеской находится здесь по сей день. В советский период времени был достроен второй этаж, отчего дом лишился своей прежней ассиметричной формы, присущей стилю модерн.


Напротив особняка Малиновского жил первый редактор газеты «Приамурские ведомости» Антон Сильницкий, стоявший у истоков всей дальневосточной журналистики. Осенью 1904 года его семья купила участок земли и на ссуду построила добротный деревянный дом, в котором прожила до 1915 года. Сейчас он скрыт сайдингом.


После революции Кавказскую не миновало всеобщее переименование улиц. До 1951 года она носила название Ленинский овраг, после чего получила назад свое первоначальное обозначение. По данным Анатолия Жукова, общественность посчитала такое словосочетание с фамилией вождя мирового пролетариата неблагозвучным.


Ну и главный вопрос, который по сей день остается без ответа: кому или чему улица Кавказская обязана таким названием? Об этом история умалчивает. Есть несколько несостоятельных версий, озвучивать которые в данном материале мы с Жуковым не видим смысла.

Алексей МАРТЫНОВ

27 просмотров

Недавние посты

Смотреть все