Золушка в «Горизонте»

Полицейские Хабаровска сводили в кино детей из неблагополучных семей

Социальный автобус трогается с парковки 6-го горотдела полиции Хабаровска, выруливая на улицу Карла Маркса. Занявшие места в его салоне не впервые собираются вместе, чтобы посетить проблемные семьи.


Оговорюсь сразу, социальный автобус – не вид транспорта, а форма работы по месту жительства. На этот раз средство передвижения – автомобиль, выделенный комитетом по управлению Железнодорожным районом. Слева от водителя – главный специалист сектора по работе с детьми, молодежью и семьей Марина Кусова. Энергичная, с неослабным позитивом, знающая мамочек в лицо (как и деточек), а также их пристрастия – увы, не лучшие.


– Семьи стоят на учете. Структурами системы профилактики с ними ведется работа. Рейд социального автобуса – это проверка условий проживания детей. Как они организованы, как запланирована летняя занятость. Записаны ли подлежащие по возрасту в первый класс, – объясняет мне Марина Александровна.


На втором сидении – старший инспектор по делам несовершеннолетних 6-го горотдела полиции Екатерина Тризна. Она в форменной одежде с погонами майора. В руках – папка с адресами, фамилиями, телефонами.

Заметно, что Кусова и Тризна понимают друг друга с полуслова: они работают рука об руку больше десятка лет.

Рядом с майором – Анастасия Мунтян, специалист центра социальной помощи семьи и детям краевого государственного учреждения. Не пустует в рейдах и третье место: его занимают представители опеки, образования, здравоохранения. На это место взяли меня, корреспондента «Приамурских ведомостей»…


Герой нашего времени


Демьянка – жилмассив панельных 9-этажек. К кому едем?

– Женщина сильно выпивала. Часто оставляла детей одних. Мы вынуждены были вмешаться – пометили детей в социальный приют, – уточняет Екатерина Борисовна. – Женщину определили на лечение. Она встала на путь исправления. Дети дома. Сама не работает, материально семью обеспечивает сожитель…


Не стану скрывать, я позволил себе поспорить с дамами из системы профилактики по поводу слова «сожитель». Оно употребляется в неизменно отрицательном контексте. Но в данном случае имеется в виду мужчина, который содержит двух пацанов, между прочим неродных, их мать. Разве это не герой нашего времени?


Дверь квартиры открывает женщина с восточными чертами лица и телосложением, какое приводило в творческий экстаз классика живописи Бориса Кустодиева. Семья обедает. За столом мальчишки – как поясняет старший – семи и пяти лет.

Младший срывается в прихожую, чтобы нам показать арбалет, подаренный, насколько я сообразил, в качестве «социальной поддержки». Натягивает тетиву, прицеливается… Радость неописуемая!

Женщина хвалит мужа. Работает дорожником, приносит до десяти тысяч рублей в неделю. С квартирой, которую снимают, страшно повезло: оплачивают текущие платежи – и только.


С разрешения хозяйки открывается холодильник: он не забит, но и не пуст. Почему старший сын не записан в первый класс? Пока не решено, в какой класс пойдет – обычный или коррекционный. Отставание в развитии – следствие непосещения детсада.


Бросилась в глаза пылища на мебели в зале. На кухне не мытые, вероятно, годами кастрюля и чайник.

Жаль, кодирование от лени не практикуется. Впрочем, мне было разъяснено: с субъективными представлениями о благополучии лезть в семью не следует.


Фото на смартфон запечатлело кустодиевскую фемину в окружении представителей системы профилактики. Все довольны.


Гриб в трехлитровке


Малосемейка через дорогу от «Большой медведицы» мне знакома: в этой пятиэтажке в 80-е годы квартировал коллега, чем гордился. К комнате примыкал не только санузел, но и кухонька. Теперь металлические двери – вместо деревянных. Но сам этаж навевает ужас ободранными стенами и потолком. А еще запахами, которые заставляют вспомнить о противогазе.


– Зато платим по восемь тысяч рэ, как за «двушку»! – с ходу включается в разговор мужчина, встречая нас.


Женщина, она же мать двоих детей, приводит себя в порядок: мы ее разбудили. Оба работают: он – на стройке, она – на хлебозаводе, причем посменно.

– Сигнал был из школы: мальчик приходил на уроки неопрятным, – пояснила мне Екатерина Борисовна до того, как мы поднялись в малосемейку. – Младший сын – дошкольник – был предоставлен сам себе. Но не дети проблемные, а мама. Злоупотребляла… Мы взяли эту семью на контроль.

Младший определен в детсад. Старшего, который перешел в пятый класс, мать намерена записать в конноспортивный клуб в Краснофлотском районе, где сама работает. У 11-летнего сына желание есть, но пока его времяпрепровождение – улица.

– Мы были готовы заплатить за путевку в пришкольный лагерь в первую смену, – говорит женщина. – В санаторий тоже не взяли: врач сказал, что руки-ноги целы, здоров…

– Вы не должны платить! – уточняет Марина Александровна Кусова, берет листок, записывает, куда обращаться.

Через пару минут, уже в машине, она позвонит, как я предполагаю, наверх. Чтобы повлияли на школу и старшего записали в лагерь на вторую и третью смены. Чтобы медики не проявляли формализма, когда имеют дело с семьей в социально опасном положении, и младший отправился в санаторий.

Гриб в трехлитровой банке на кухонном столе мы восприняли не только как привет из прошлого, но и как надежду, что семья преодолеет невзгоды.

Муниципальные «квадраты»


Обитый толем барак у поворота на улицу Выборгскую. Вопрос, почему тянется к рюмочке женский пол, вряд ли уместен в барачной слободке. Ясно как дважды два четыре: не от хорошей жизни…


Двухкомнатная квартира, в которой не скрепят половицы, в которой удивительно ровные стены и потолки. Впрочем, это объяснимо: съемщица муниципальной жилплощади, она же мать двух дочерей, – строитель. Работает на ремонтном предприятии. По ее словам, получает до 35 тысяч рублей в месяц.

Два дня взяла за свой счет, чтобы пройти с младшей гематолога и эндокринолога. У девочки повышенный сахар и пониженный гемоглобин. Мать обеспокоена: в больнице, где лежала дочь, заверяли, что здоровье хорошее.

Есть и другой повод для тревоги. Жили в частном доме, случился пожар. Перебрались на муниципальные «квадраты» по договору социального найма, заключенному с администрацией Хабаровска. Но там предупредили: на продление договора не рассчитывать, поскольку барак запланирован под снос.

– Где мы будем жить? – задает вопрос мать. – Ипотеку я не потяну…

Возвратился другим


У поворота с улицы Карла Маркса на жилмассив Овощесовхоза, как всегда, пробка. Возникшая пауза позволяет Екатерине Борисовне рассказать и показать, как инспекторы по делам несовершеннолетних 6-го горотдела водили в кинотеатр «Горизонт» деток, которым в силу незавидного семейного положения, вероятно, не приходилось смотреть мультики на большом экране.


– Спонсоры объявились? – поинтересовался я. – Пошла навстречу администрация кинотеатра?

Материальная составляющая оказалась куда прозаичнее: работающие в инспекции женщины-офицеры сбросились и купили билеты.

На кадрах, которые майор полиции показывала на своем смартфоне, я увидел девочку в белом платье. Да в каком платье! С кринолином – как у дам средневековья, спешивших на бал. Как у золушки… Взгляд девочки не оставлял сомнений: она была самой счастливой на свете.



Екатерина Тризна – выпускница Хабаровского педагогического института. Работала в школах, муниципальной и частной. Когда некоторые из коллег уходили из профессии, переполненные неудовлетворением, она сделала шаг в противоположном направлении, сознавая, что дети, с которыми работают органы внутренних дел, по всем статьям переплюнули школьных шалопаев.

Какой нужен характер, чтобы не отталкивали, как формулировал Максим Горький, «свинцовые мерзости дикой русской жизни»?

– Помогаем детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Помогаем родителям встать на путь исправления, – замечает Екатерина Борисовна. – Снятие с профилактического учета – результат нашей работы.


Со слезами ее благодарила многодетная мать, старший сын которой несколько лет назад стал неуправляемым. Суд по ходатайству комиссии по делам несовершеннолетних принял постановление о направлении мальчиша-плохиша в спецшколу. Там он получил неполное среднее образование и профессию. Вернулся домой, устроился на работу – мать не нарадуется…


Михаил КАРПАЧ,

фото предоставлено пресс-группой УМВД по г. Хабаровску

Просмотров: 5

Недавние посты

Смотреть все