Алло, народный артист слушает

Известный саксофонист хабаровчанин Вячеслав Захаров сегодня живет в Москве, но согласился дать «ПВ» перед Новым годом эксклюзивное интервью.




Имя музыканта Вячеслава Трофимовича Захарова у жителей Дальнего Востока и Сибири, Южной Кореи, Сингапура и Америки на слуху. Любят и знают его и в Хабаровске, ведь он хабаровчанин!


Вячеслав Захаров – народный артист России, дипломант международного и лауреат всесоюзного джаз-фестивалей. Перечень творческих дел и побед маэстро нескончаем.

В канун нового, 2022 года Вячеслав Захаров отметил 80-й год со дня своего рождения. Он принимал и до сих пор принимает поздравления с юбилеем от друзей и поклонников из разных городов и стран мира. Как не воспользоваться такой возможностью, чтобы не только поздравить любимого музыканта, но и задать ему вопросы, которые наверняка интересуют его поклонников? Правда, сегодня он переехал и живет в Москве. Но мы ему позвонили…


«Алло, народный артист слушает», – с этой фразы началась наша беседа с музыкантом.


– Вячеслав Трофимович, вы помните дом, где прошло ваше детство? Как пришло к вам увлечение музыкой и саксофоном?


– Я родился и вырос на улице Милицейской, 60 (ныне это Уссурийский бульвар. – Прим. ред.), в большом дворе, прилегающем к 18-му ремонтному заводу в районе 2-й городской больницы. Самым младшим, четвертым ребенком в семье. Отец – Трофим Ефимович работал кузнецом-молотобойцем, а мама – Ксения Андреевна вела домашнее хозяйство и слыла на всю округу отменной швеей.


Помню, каждое утро вместе с радиотарелкой пробуждал родителей советским гимном, который пел очень громко и, как говорили родители, красиво.


Мне страстно хотелось научиться играть на аккордеоне, поэтому старшая сестра Евгения в 1947 году привела меня за руку в ТЮЗ (раньше в детском театре располагалась музыкальная школа). Но денег на приобретение дорогого инструмента у семьи не было, да и аккордеон невозможно было купить. Свою мечту я с горючими слезами на время проглотил. Но петь продолжал, выплескивая любовь к музыке не только в кругу семьи, но и в школьном хоре. Перепевая всех мальчишек и девчонок.


Я по-прежнему каждый день слушал радио, знал многих композиторов, певцов и даже подражал им. А по четвергам не мог оторваться от передачи для взрослых с Леонидом Утесовым. Кстати, слушать радио всей семьей – это была наша добрая семейная традиция.


Вторая попытка в 10 лет записаться в духовой оркестр Дворца пионеров тоже не увенчалась успехом. Мама, узнав, что руководитель предложил мне играть на кларнете, воспротивилась, поскольку с рождения я рос болезненным ребенком с хроническим воспалением легких и любое напряжение, по ее мнению, могло мне повредить. И снова я плакал навзрыд, но ослушаться маму не мог и продолжал убегать от врачей и медсестер, пытающихся поставить очередной укол.


Однажды в пионерский лагерь на Воронеже-2, где я поправлял регулярно свое здоровье, приехал с выступлением детский духовой оркестр под руководством Михаила Ивановича Тихонено. Руководитель, заприметив меня, предложил не терять времени даром и убедил прийти на занятия по возвращении в город.


На этот раз я послушал только свое сердце и в возрасте 12 лет впервые взял в руки кларнет. Через полгода успешных занятий из младшей группы перешел в старшую. А когда мне было 13, видя мою страсть к эстрадной музыке, Владимир Иванович со словами: «Слава, закрой глаза, сейчас я тебе кое-что поднесу», – подарил мне саксофон. С ним я и отправился в Хабаровское музыкальное училище 14-летним юношей.


– А первые гастроли помните?


– Когда я был на 3-м курсе обучения – в 1959 году, в Хабаровске гастролировал оркестр «Зеленый джаз», в котором не хватало партии второго саксофона. До руководителя дошел слух, что в Хабаровске есть один паренек, который сможет сыграть всю программу оркестра сходу. Это был я. Меня нашли, прослушали и сразу же предложили отправиться на гастроли по Дальнему Востоку, а затем в Прибалтику и Белоруссию. Я не раздумывая прибежал к директору училища за документами, но был выдворен за дверь со словами: «Чтобы ноги твоей больше в училище не было!»


С тем и отправился в свое первое турне по стране. Имел счастье слушать живьем Гелену Великанову, Людмилу Лядову, Нину Дорду, Рижский эстрадный оркестр и много других звезд и эстрадных оркестров золотых 50-х и 60-х годов.


Тот оркестр, к сожалению, был расформирован, и подошло время призыва в армию. В 1960 году я, как законопослушный гражданин и будущий призывник, возвратился в Хабаровск, но вместо армии… В училище ждали моего возвращения, в том числе и та самая директор, не отдавшая документы перед гастролями. Ее звали Лариса Евгеньевна Богданова, в прошлом она учила литературе и русскому языку меня в 30-й семилетней школе. Руководитель прекрасно знала мою любовь к музыке и дала возможность успешно закончить начатое образование.


– Итак, вы стали профессиональным музыкантом. Где выступали?


– Следующим шагом был ансамбль песни и пляски Краснознаменного военного округа под руководством Владимира Александровича Румянцева. Я до сих пор вспоминаю о нем с теплым сердцем.


В октябре 1962 года в возрасте 21 года меня наконец-то призвали в армию стрелком-музыкантом, но оружия в руках я так и не держал. Через месяц судьба от лопаты и досок вновь направила меня к любимому инструменту – в ансамбль КДВО, в котором я отслужил солдатом срочной службы три года.


После я поступил в эстрадный ансамбль при Доме офицеров под руководством Ильи Федоровича Меркулова.


Желание играть не только эстрадную музыку, но и любимый джаз привело меня в популярный ресторан Хабаровского аэропорта «Аквариум». Я организовал эстрадный ансамбль из семи музыкантов и отыграл в «творческой лаборатории» 10 лет, дав старт многим музыкантам краевой столицы, желающим обучиться свингу и импровизации.


Потов вновь вернулся в родное музыкальное училище, ныне – музыкальный колледж. Создал биг-бенд (ансамбль джазовой музыки) и квартет «Кларнет» из студентов колледжа. И вновь началась концертная деятельность.


– Расскажите, как вы встретили свою любовь и пронесли ее через всю свою жизнь?


– Встреча с Людмилой Алексеевной Решетовой произошла совершенно случайно. Я музицировал на кларнете в музыкальном училище.


Окно из кабинета на улицу было открыто нараспашку и трели кларнетиста услышала группа воспитанников детского сада в сопровождении воспитательницы, ведущей ребятишек с прогулки на обед. Они и обратили внимание Людмилы Алексеевны на меня словами: «Смотрите, дяденька на дудочке играет!» Я помахал всем рукой и, подав знак не уходить, спустился с кларнетом для знакомства. А дальше были 8 лет свиданий и ожидания регистрации, которая произошла сразу же после возвращения солдата из армии.


– Что бы вы хотели пожелать себе в Новом году?


– Знаете, я девять раз был в Америке, выступал перед осужденными на пересыльном пункте в Советской Гавани, побывал в бухте Провидения на Чукотке. Но вот на Северном полюсе, в Африке, Армении, Казахстане и Израиле еще ни разу не был. Очень бы хотелось побывать там и встретить следующий Новый год в Новом Орлеане.

Я очень люблю все праздники, а особенно Рождество и Новый год. Но моя профессия не позволяла встречать их в кругу семьи. Я всегда дарил радость и хорошее настроение другим людям, порой возвращаясь после новогодних корпоративов в 4 утра. Я всегда знал, что дома меня ждут любимая жена и дочь. Мы наряжали ёлку, укладывали под нее подарки, и это было чудесно. К сожалению, моя супруга ушла 3 месяца назад, а дочь и внучка живут в Москве. Поэтому новый, 2022 год я решил встречать не на работе, а с моей драгоценной семьей – с дочерью Мариной и внучкой Юлей.


Татьяна Ванина, фото из архива автора

Просмотров: 8

Недавние посты

Смотреть все